О Подготовке к Причащению Святых Христовых Таин

В статье священника Александра Шмемана делаются особенные и очень важные акценты на подготовке к Причастию. Предлагаем и вам  порассуждать на эту тему. 

Обычно в нашем сознании подготовка к причащению святых Христовых Таин обязательно соединяетcя с чтением правила ко святому Причащению. Это, конечно, правильно. Правило существует именно для того, чтобы молитвенно подготовить человека к Причастию. Но отец Александр говорит о том, что «в идеале вся жизнь христианина есть и должна быть приготовлением к Причастию — точно так же, как она есть и должна быть духовным плодом Причастия». Эта же мысль, но немного иначе, в свое время была очень ярко высказана св. Иоанном Кронштадтским в его книге «Моя жизнь во Христе». Он пишет, что если человек не готов причащаться каждый день, то он в принципе Причастию не может быть готов никогда. 

В принципе, вся жизнь христианина такова, что он должен быть каждый день готов к причащению святых Христовых Таин. Это говорит как раз не о том, что он должен каждый день вычитывать правила ко святому Причащению. Речь идет о внутреннем духовном состоянии человека, о том, насколько человек, действительно, начинает задумываться о Причащении святых Христовых Таин, как о самом главном в своей жизни. И думает он об этом, не начиная, скажем, с пятницы или с субботнего вечера: «Что-то я давно не причащался… не пора ли мне причаститься… Вот скоро будет праздник Введения, а не причаститься ли мне в это день?» В таком случае человек начинает распределять для себя, что и когда он должен выполнить. Он должен пойти на всенощное бдение, ведь это необходимое условие для причащения святых Христовых Тайн, правда же? Присутствие на вечернем богослужении никто не отменял, это вменяется нам в духовную обязанность. Затем необходимо прочитать три канона и правило ко Святому Причащению. Это является такой внешней формой подготовки … А о. Александр говорит о том, что приготовление состоит прежде всего в осознании самого Причащения. Понимаете, о чем я говорю? Эта мысль такая простая, но очень важная. 

У нас сознание как бы разрывается. Мы не осознаем само Причащение как то, что дает нам силу для жизни, без чего человек оскудевает. Когда человек вот так «этапно» готовится к Причащению, такое ощущение, что он готовится чуть ли не к сдаче экзамена: мы настраиваем себя так, как будто сдаем академическим минимум для того, чтобы приступить к Чаше. Это совершенно неправильно — отождествлять встречу с Господом со сдачей экзаменов. Осознание Причащения — это осознание внутренней необходимости человека, осознание того, без Причастия его жизнь сильно оскудевает, что Причастие — это истинная Пища и Питие. Вот в этом прежде всего заключается подготовка ко святому Причащению. 

Отец Александр дает очень интересный совет. Он говорит, что эти подготовительные молитвы человек может читать в любой момент, не обязательно в виде общего правило пред самим Причащением. Скажем, причастился человек, и в то же день он может сказать, — Господи, я хочу и дальше причащаться…Сподоби меня, Господи причащаться и завтра, и послезавтра… Он может сразу начать читать молитвы к причащению, чтобы Господь сподобил его и дальше причащаться. И благодарственные молитвы можно читать через несколько дней после Причастия, потому что благодарение и осознание того, что ты соединился со Христом, не может закончиться только вычитыванием благодарственных молитв. Это такая чудная мысль, что если человек готовится причаститься, и если он по-настоящему благодарен, он каждый день может читать эти молитвы, или какую-то одну молитву. Например, в понедельник сказать: «Господи, я вчера причастился, благодарю Тебя, Христе Боже наш, яко не отринул мя грешнаго, но общника быти Святых Твоих Таин сподобил еси». Прошло еще какое-то время, но человек живет этим причащением и поэтому не может не благодарить… В таком случае сама подготовка становится не какими-то отрывочными эпизодами, — вычитал… сдал экзамен… приступил… — а каждодневным совершенно естественным благодарением или просьбой. В данном случае не важно, как часто причащается человек, главное, что он для себя внутренне осознает Причащение, как истинную Пищу и Питие. 

Вот в этом состоит очень глубокая мысль, которую о. Александр Шмеман хотел до нас донести. Не знаю, насколько для вас это очевидно. А теперь ваши вопросы. 

О. Николай. Святитель Феофан Затворник пишет, что суть всей жизни христианской, всех молитв, в осознании присутствия Бога в нашей жизни, в желании общения с Ним, память о Нем. Но если просто вычитывать каноны в конце недели, такое впечатление, что человек живет неделю, две недели, не думая причащаться, а потом вдруг вспомнит о Боге, хватает молитвослов и читает молитвы о покаянии… 

Нормальнее состояние, когда человек может каждый день это испытывать, переживать их, может быть даже не в такой форме, ведь дело же не в том, что надо именно эти слова произнести. Если человек ощущает свою греховность, просит у Бога прощения чуть ли не каждый день — это нормальное состояние. Совершил плохой поступок или мысли нехорошие — и тут же кается… Если человек всю неделю в таком состоянии находится, в ощущении присутствия Божия, своей греховности и раскаяния, просит у Бога прощения, не обязательно словами покаянного канона, может быть и не обязательно ему в конце недели канон читать, достаточно просто двух-трех молитв… 

— В нашем приходе почти все работают, на буднях бывает очень мало людей, в основном приходят в субботу-воскресенье… Всю неделю отработал, один день отдал Богу. Если человек еще будет урезать свое правило, то, думаю, через некоторое время он вообще не будет об нем вспоминать. Не будет внутренней дисциплины, чтобы человек понимал — что он делает! К чему он прикасается! 

О.Н. Я же не сказал, что не нужно готовиться. Я сказал, что если человек в течение всей недели следит за своим внутренним миром, если он сразу кается, если и на работе совершит плохой поступок… дома опять помолится, покается, если он вообще живет в таком покаянном состоянии, тогда особенно выделять подготовку и не надо… А если ты в течение пяти дней не вспоминаешь о Боге, а в субботу вспомнил вдруг… 

Странна сама постановка вопроса: человек работает-работает, а потом Богу некую дань отдает. Ведь мы должны понимать, что это ветхозаветное представление о религиозных обязанностях. Не зря в прошлое воскресенье мы говорили, что отец Александр не считал христианство религией. Словосочетание — «религиозные обязанности» все отношения с Богом ставят в формальное и заведомо законное отношение. Я напомню мысль, которая была высказана в прошлый раз о том, что жертва Христом была принесена, и религиозные, грубо говоря, формальные, законнические отношения между человеком и Богом перестали существовать. Они исполнены. Об этом все время пишет апостол Павел, что закон отступил, празднует Евангелие. И разговор о подготовке ко святому Причащению должен вестись как раз исходя из того, что никаким законом наши отношения с Богом невозможно определить. 

Что такое правило? Это сборник определенных молитв, достаточно искусственно подобранных. Наше утреннее и вечернее правило довольно недавнего происхождения по сравнению с историей христианства. В 17 веке при Петре Могила этот сборник молитв попал к нам из Украины. И вот я слышал, как отец Максим Козлов задавал вопрос: почему, собственно говоря, я в течение 25-40 лет должен читать одно и то же утром и вечером? Что нет другого способа общения с Богом? Нет других слов для выражения своей любви к Богу, своего покаяния, своих чувств? 

Вот нет в Греции утренних и вечерних молитв. Что они читают? Они читают, псалтирь, каноны… 

Конечно, существует понятие — дисциплина. Но дисциплина помогает нам бороться с нашей падшестью, с каким-то нашим животным, земным внутренним состоянием, которое нас постоянно уводит в сторону. Но это же рабское состояние, когда надо все время подстегивать кнутом. Чтобы идти к Богу, нас не должны подстегивать ни Церковь, ни священник, только мы сами себя и никто другой. 

На какой бы тяжелой работе ни работал человек, он именно в этих условиях проявляет себя как христианин. Он проявляет себя христианином не на субботнем вечернем богослужении и воскресном утреннем, а в течение как раз этой тяжелой работы, когда он должен выполнять свои многочисленные обязанности и при этом хранить свой внутренний мир, потому что он знает, что в воскресенье он будет причащаться. Это то же самое, как хранить память смертную. Хранение памяти смертной и хранение желания причащаться очень близки друг другу по своему внутреннему духу. Просто нам проще помнить о жизни, чем о своей собственной смерти, но по сути это одно и то же. 

Надо иметь благодарение не только в перечислении молитв, но надо постоянно хранить себя, потому что я буду причащаться, или хранить себя, потому что я недавно причастился. 

Вот мы прочитали молитвы по святом Причащении, вроде Бога поблагодарили. Но так ли это? Выслушали молитвы, подошли к кресту, а дальше что? Получили свое и все? Но хранить-то этот дар мы обязаны. Это напряженное и серьезное духовное делание. А завтра мы пойдем на работу. А сегодня вечером мы встретимся с какими-то людьми, которые нам пошлет Господь, которые сделают нам что-то неприятное… да и самих нас может кто-то на что-то искусить. И это и есть, собственно говоря, постоянная подготовка к причащению святых Христовых Таин. Молитвы здесь занимают только вспомогательное значение. 

Поэтому о. Александр и говорит, что эти молитвы можно читать каждый день, каждый день повторят эти слова: несмь достоин, Господи, да под кров мой внидши… Я недостоин, но все равно приди ко мне. Это ежедневная наша просьба быть со Христом. И поэтому я не думаю, что какая-то формальная дисциплина поможет человеку быть с Богом больше, чем сам человек, если он понимает, и чувствует, что Причащение Святых Христовых Таин — это истинная Пища и истинное Питие. Если этого понимания нет, то все остальное является просто формальностью. Получается, что просто причаститься — это благочестиво. 

Конечно, молитвы и правила нужны и хороши, но только, когда они на своем месте. Когда они выходят из своего места, они становятся препятствием к Причащению, становятся формальностью, тем, чем быть не должны. 

— Но если человек напряженно работает, он не всегда может думать о Боге… 

О.А. Равно как и читая правило, человек не всегда может думать о Боге. Он может думать совершенно о других вещах. Когда человек напрягает свою духовную внутреннюю жизнь ежедневно, он ежедневно старается сам по себе хранить память о Боге. 

Я понимаю, что думать о смерти ежедневно очень тяжело. Думать ежедневно о Причащении святых Христовых Таин гораздо проще, если человек этого желает. О своем «желанном» человек будет помнить всегда. Вот если он захотел совершить какую-то покупку, то он о ней неделю будет думать во время утренней и вечерней молитвы… 

И почему нужно обязательно брать молитвослов или псалтирь для того, чтобы с чем-то в себе справиться? Если человек напряжено работает, как он может взять Псалтирь? Можно без всякого молитвослова обратиться к Богу истинно, глубоко и серьезно. 

— Тогда какой смысл чтения Псалтири? 

О.А. Свобода… Хочешь — молись… Люди свободно берут на себя по своему собственному желанию молиться по Псалтири… истинно замечательно хорошо молиться… В этом нет никакого принуждения… нет такого, что если читаешь — хорошо, ты лучше, чем другие…не читаешь — плохо. Если человек любит читать Псалтирь, читая его, он получает духовную пользу. 

Да, можно принудить себя читать три канона с акафистом. Но я их читаю в течение тридцати лет и больше я на них смотреть не могу… Они ничего не прибавляют к моему отношению с Богом. Я читаю пустой, мертвый, совершенно выхолощенный текст. Ради чего я это делаю? Неважно, сколько я прочел. Мне важно подготовиться к причащению святых Христовых Таин. Как я это делаю, каким образом я себя готовлю — вот в чем дело. А вычитать положенное и обезьяна может. 

А.Л. Дворкин. Еще цитату из о.Александра Шмемана можно? Он говорил, что опасность жесткого правила в том, что, причитав его, человек считает, что он достойно приготовился и теперь достоин Причащения. Он исполнил свои обязанности, и теперь его право — подойти и причаститься. И о. А говорил, что в тот момент, когда он считает, что он достоин, ему как раз и не нужно подходить. 

О.А. Ну, это не только о. Александр так считает, это как бы очевидно. Но действительно, способ подготовки к причастию через правило очень сам по себе опасен. Каждый из нас испытывал это чувство облегчения по исполнении правила: «Уф… вот я вычитал…» А если не вычитал, то какое-то чувство неуютное… что-то не то… уж лучше добубню его до конца. Это же фарисейство чистой воды… Зачем это? 

Готовиться к Причащению надо, и об этом как раз эта замечательная статья. Просить о причащении надо, и не один раз в неделю, а каждый день просить от сердца и используя те же молитвы ко святому Причащению. Благодарить Бога надо, и не один раз, а от причащения до причащения. Благодарить истинно, глубоко и словами и делами и всем состоянием. И каяться, если этого не случилось. Вот такой способ подготовки ко святому Причащению. Все остальное, нам привычное — это когда человек причащается от раза к разу думая о Причастии не как об истинной Пище, а как о чем-то совсем другом. 

Никакое правило, никакой закон, не может ни подвинуть человека к Богу, ни отодвинуть от Него. 

— А если не вычитать правило, в другом храме тебя просто не причастят… 

О.А. Да, не причастят, именно потому, что само правило к Причащению вдруг стало критерием твоей подготовленности. Если вычитал — ты готов, если не вычитал — не готов. Еще спрашивают, ела ли ты масло в пятницу или среду. Спрашивать можно только — готовился человек или не готовился… А как он готовился, это дело его совести, его уровня и его меры. Но невозможно же всех под одну гребенку…У каждого своя мера подготовленности. Правило нам дано для того, чтобы оно было для нас костыликом, опорой, ступенькой. Оно не абсолютно. На первых порах жизни христианина, когда человек только готовится к вступлению в Церковь, оно, действительно, является дисциплинирующим фактором и ориентирует человека, который вообще не знает, что такое Церковь. В этом смысле правило — младенческое молоко, без него — никак. Как начать день? Какие молитвы я буду читать? — а вот они уже готовенькие, пожалуйста, помолись… Как-то человек свой ритм духовный благодаря этому правилу выстраивает. Но не может человек, начав с этого, всю свою жизнь этим же удовлетворяться. Человек меняется, а слова, с которыми он с Богом общается, остаются теми же самыми… 

Я думаю, что нам надо выйти из таких понятий — готов — не готов. Это совершенно никакого отношения к причастию не имеет . Если человек начинает мыслить в категориях готов- не готов, то это просто в храм вообще ходить не надо. Эта мысль — самая опасное, что может быть, когда такая мысль приходит в голову. 

Но я хочу напомнить о том, с чего я начал: человек должен быть готов причащаться ежедневно. Жизнь христианина должна быть таковой, что препятствий со стороны человека к причащению не должно быть никаких. Потому что препятствий со стороне Бога — нет, Он всем говорит: придите и ядите… Препятствия могут быт только со стороны человека. А препятствовать нам может только грех. 

Именно осознанный и нераскаянный грех является препятствием человека к причащению: Нелюбовь, ссора, разрушение мира, обида, оскорбление, непрощение…Вот только это и более ничего. Если человек причащается не для того, чтобы разделить свою жизнь с Богом, а для того, чтобы что-то от Бога получить, то тогда он читай правила, не читай, они приступает в ложном духовном состоянии … И то это еще не значит, что он причащается в осуждение, потому что Бог милостив, и человека неразумного, неподготовленного Он милует и постепенно даем ему созреть. Вспомните о себе, как мы причащались на первых этапах. Не понимая, что такое евхаристия, ну нельзя же сказать, что это было в суд или осуждение… нет, конечно. Даже неразумнее причащение не может быть отвержением человек от Бога. Единственно только — горделивое и хамское состояние, и больше ничего. И то, только когда человек явно имеет за это ответственность, потому что осознает. 

А.Л. Дворкин. В качестве исторической справки: В ранней Церкви христиане причащались 4 раза в неделю, некоторые даже чаще. Очевидно что в то время исповеди, как таковой, как мы это сейчас понимаем не было. И в то же время понятно, что такие мелкие грехи у людей были, но это не являлось препятствием к причащению. 

Прав. Иоанн Кронштадтский: 
Некоторые поставляют все свое благополучие и исправность пред Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимания на готовность сердца для Бога, на внутреннее исправление свое; например, многие так вычитывают правило к причащению. Между тем, здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию святых Таин; если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв. Царство Божие не в словеси, а в силе. Хорошо послушание во всем матери Церкви, но с благоразумием и, если возможно, могий вместити — продолжительную молитву — да вместит. Но не вси вмещают словесе сего; если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву. Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело — живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах. 

Прав. Алексий Мечев: 
«Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться , потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Таин? Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся , то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Именно мы, грешные, недостойные, слабые, более чем кто-либо нуждаемся в этом спасительном источнике’.» 

Прот. Валентин Амфитеатров: 
«Нужно каждый день быть готовым к причащению, как к смерти… Кто часто приобщается — это мои друзья. Древние христиане каждый день причащались.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *